назад
Совершенно очевидно, что субъективная психическая реальность находится за пределами физической картины мира – при том, что именно она определяет восприятие нами объективной, физической реальности. Как это возможно? Решению этой дилеммы была посвящена четвертая встреча «Познания Labs» в цикле «Невероятное и очевидное» с протоиереем Кириллом Копейкиным, которая прошла 13 июля.

Героями встречи стали один из крупнейших физиков ХХ столетия, лауреат Нобелевской премии Вольфганг Паули и создатель аналитической психологии Карл Густав Юнг, чьи совместные труды были посвящены поиску места психической реальности в физическом мире. В результате продолжавшихся более четверти века совместных поисков Юнг и Паули пришли к выводу, что в будущем наука должна будет научиться в неразрывном единстве описывать обе стороны действительности – количественную и качественную, физическую и психическую.

Паули остро прочувствовал двойственность реальности на себе, рассказал ведущий встречи, он переживал радикальный разрыв между дневным рациональным существованием физика и ночной жизнью. Самоубийство матери, алкоголь и угнетенное психическое состояние, приводившее к вспышкам агрессии, поставили под угрозу его академическую карьеру. Но страшнее всего были мучительные ночные кошмары, и, прислушавшись к совету отца, Паули в конце концов согласился обратиться за помощью к Юнгу.

Юнг занялся анализом сновидений Паули. Впоследствии, разумеется, не называя сновидца, он использовал эти яркие архетипические образы в своих работах «Психология религии» и «Психология и алхимия».

В конце концов под влиянием проведенного Юнгом анализа Паули обрел чаемое исцеление. Кульминационным было сновидение, после которого Паули испытал чувство высочайшей гармонии. «Юнг увидел в этом сне сходство с видением пророка Иезекииля, описанным в первой главе его книги», – рассказал отец Кирилл. Смысл этого итогового видения, по мнению Юнга, символизировал единение души сновидца с Богом.

По мысли Паули, процесс познания природы связан с религиозным опытом преображения. Этот процесс, полагал он, может быть понят только через символы, обладающие одновременно и религиозной, и научной функциями и состоящие в неразрывной связи со всем корпусом современного знания. Вместе с Юнгом он пришел к заключению, что психика и материя – разные аспекты лежащей в основании всего единой реальности.

К сожалению, Юнгу и Паули не удалось развить эти идеи до такой степени, чтобы оказалось возможным объединить физическую и психическую реальности в единую целостную научную картину мира. В качестве первого шага на пути к построению такой картины они считали необходимым глубоко осмыслить природу математических объектов, лежащих, в определенном смысле «на границе» обеих реальностей. Действительно, математические объекты, с одной стороны, существуют в нашей психической реальности, в человеческом разуме. В этом смысле математика «субъективна» и «идеальна» – в реальном физическом мире математики нет. С другой стороны математика универсальна в том смысле, что она едина для всех людей. Действительно, математические соотношения справедливы для всех независимо от их национальности или вероисповедания. В этом смысле математика «объективна». Кроме того, математика способна адекватно описывать окружающую реальность. При этом математика не существует «в голове» исследователя в готовом виде – она им порождается, причем зачастую порождается с большим трудом. Логично предположить, что универсальность и «объективность» математики свидетельствуют в пользу того, что те (психические) силы, которыми создается математическая реальность, одинаковы у всех людей.

Можно увидеть удивительный параллелизм между описанием творения мира в Библии из ничего словом Творца и сотворением математического универсума. Разумеется, изначально математика возникала из некоторой практики, в определенном смысле – «экспериментально». В процессе такого «экспериментального» построения математики создавались мысленные идеальные объекты, начинавшие жить собственной жизнью и все более устремлявшиеся к «чистому» идеальному знанию. «Чистое» творение математики, к которому стремится «идеальный» математик, означает отказ от использования каких-либо понятий, возникающих в результате взаимодействия с внешней действительностью. Фактически, «чистое творение» математики синонимично творению «из ничего». Математик начинает свое творение «чистой» математики отвернувшись от всего внешнего и обращая свое сознание в возникающую в душе пустоту. Сама постановка задачи, осознание этой чистоты, рождает понятие «ничто», которое уже не есть «ничто», но некое понимание, а значит «нечто» – пустое множество Ø. Творение пустого множества Ø из ничего и есть первый акт творения.

Следующие акты построения математического универсума являются уже не творением из ничего, но деланием из прежде созданных математических конструктов. Это делание совершается математиком творческими актами по определенным законам – законам, обусловленным структурой сил его души. По всей вероятности, природа этих (психических) сил, которыми создается математическая реальность, как уже было сказано, едина для всех людей. Только так можно объяснить то, что «субъективная» математика оказывается столь универсальной и общезначимой.

Способ действия этих сил описывается на языке аксиом теории множеств, являющейся фундаментом современной математики. Можно поставить вопрос: каковы эти силы не только структурно, но и содержательно? Ответить на этот вопрос может помочь сопоставление актов творения математического универсума с динамикой Шестоднева. Дело в том, что на Библию можно и должно смотреть не только и не столько как на рассказ о событиях, сколько как на повествование об истории «внутреннего» мира человека, а значит – на рассказ о природе человеческой души: библейские сказания, принимаемые за космологические теории или мифологические истории – это, по существу, проекции архетипических структур психики.

Обращение к экзистенциально прочитываемому библейскому Шестодневу в «математическом» контексте творения математики словом математика-творца из ничего дает возможность наполнить математическую структуру экзистенциально переживаемым («психическим») смысловым содержанием и создать новый понятийный «двумерный» язык, позволяющий описать как объект(ив)ность «внешнего» физического, так и субъект(ив)ность и «внутреннего» психического миров.

Создание такого «двумерного» языка чрезвычайно актуально сейчас, поскольку сегодня на первый план выходят исследования сознания. «По мнению ряда исследователей мы сейчас находимся в середине “второй квантовой революции”, и ныне физика не только распахивает перед человеком новые горизонты Вселенной, но и стоит на пороге раскрытия глубин мира внутреннего, бездн своей собственной души», – подытожил отец Кирилл.

13.06.2019 19:00:00

как Помочь фонду?

записаться на мероприятие:

зарегистрироваться